image description

Сердце Средней Азии: Тур "Внутренний Тянь Шань" с Александром Виноградовым

Тип:
Блоги
Разделы:
Путешествия, Экскурсии и маршруты
Страны:
Кыргызстан
Курорты:
Бишкек, Нарынская область, Чуйская область

Почти 200 000 кв.км великолепных гор, озер и степей, взрастивших народность с уникальной культурной идентичностью, пронесенной через века. Мы отправляемся в экспедицию во внутренний Тянь-Шань, чтобы увидеть, соприкоснуться и проникнуться ею.

       

Когда-то давным давно мама рассказывала мне про Киргизию и про могучий Тянь-Шань, покрытый снежными шапками вершин. В затуманенных воспоминанием глазах её появлялось характерное сияние - из глубин памяти извлекалось одно из самых дорогих сокровищ. И когда звучало такое неблагозвучное для наших ушей название, как Кыргызстан, для меня оно всегда было чем-то большим, чем тяжко перенесшая развал советов республика с бесконечными революциями, гастарбайтерами и слабой, завшивленной коррупцией, экономикой.

Все-таки Киргизия - это большая загадка. Туристический поток не налажен, инстаграм не радует обилием фотографий, офис по туризму не отличается активной маркетинговой стратегией и даже официальный сайт фунционирует вяло и скуп на каталоги. А между тем, Тянь-Шань не только входит в семь крупнейших горных цепей мира, но также изобилует природным и ландшафтным разнообразием, что делает его одним из красивейших мест нашей планеты. Что, кстати, было отмечено ЮНЕСКО, и в 2016 году Западный Тянь-Шань был внесен в список всемирного природного наследния.

Почти 200 000 кв.км великолепных гор, озер и степей, взрастивших народность с уникальной культурной идентичностью, пронесенной через века. Мы отправляемся в экспедицию во внутренний Тянь-Шань, чтобы увидеть, соприкоснуться и проникнуться ею.

День 1: Наследие Советов

Как правило, ночной перелет не благоприятствует первым впечатлениям, поэтому больших планов на Бишкек мы не возлагали. Позади 13 утомительных часов перемещения от тщательно закрытых дверей родного дома до выхода из зоны получения багажа международного аэропорта Манас, где волнуется одержимая конкурентным рвением толпа таксистов. После вялого торга отдаем себя в руки самого рьяного и за 600 сомов отправляемся в отель, навстречу приключениям и солнечному кыргызскому утру.

Бишкек

Бишкек - это город, где становится понятно, что архитектура, это не то, зачем стоило бы посетить эту прекрасную страну. В общем-то селились здесь люди издревле, проходили караваны Великого Шелкового Пути, а в 1825 даже возвели в тут крепость с крупным гарнизоном. Наверное где-то в дебрях пыльных улиц города, сохранились их истертые временем следы. Но все же золотой век город встречал под именем Фрунзе, будучи образцово-показательной столицей Кыргызской АССР. Центр города проникнут неистребимым духом ностальгии, надежно закрепившемся в монументальных строениях, широких площадях,  просторных проспектах и массивных, бесконечно стремящихся в недостижимое светлое будущее памятниках, посвященных извечным добродетелям советского промоушена. Свой налет упадка и стагнации город несет, как атрибуты скорби, отчужденный от великой матери. Но не все так грустно. Весной центр Бишкека цветет многочисленными парками, а на главных улицах распускается гламурными фасадами долгожданное щупальце капитализма.

Отель Нават

Из множества отелей самого ширкого ценового диапозона, мы выбираем отель Нават за его расположение и неповторимое оформление. В уюте аутентичных интерьеров из ярких войлочных ковров и тёплого света амбровых ламп, сотрудник рецепшена сочится сладкой патокой восточного гостеприимства. Все здесь прекрасно и достойно всяческих похвал. Но заселение только в 14:00, так что мягко ступая по войлочным коридорам в шуршащих бахилах, отправляемся прочь на поиски еды.

Ресторан Нават

Что должен познать в новой стране каждый уважающий себя путешественник? Женщину и кухню ) Но оставим пока в покое прекрасных кыргызских женщин, сразу переходя к дегустации национальных блюд. По совету нашего сердечного администратора отправляемся в ресторан национальной кухни, входящий в одну брендовую цепочку с отелем, с одноименным же названием. Однако, тут нас ожидает небольшой сюрприз, меню действительно изобилует национальными блюдами, только вот узбекской кухни. Повар тоже узбек - что сообщают нам с гордостью, так как узбекские повара в большом почете. Можно ли винить их за такое упущение... узбекская кухня воистину великолепна! Рекомендую к дегустации самсу с сыром и травами.

Mystic Spa

Возвращаясь к женщинам, почему бы не отдаться в их нежные заботливые руки перед трудным и полным лишений и благ цивилизации походом в горы ) Из изобилия массажных салонов мы выбрали Mystic Spa по удобству расположения. Также рядом был салон Гейша, но тот позиционировал себя как "Центр удовольствий VIP", что наводило на размышления, что мне, как представительнице слабого пола, там будут не рады. Стоимость часа терапевтического массажа составляет 1400 сом (~14 евро), при этом все, начиная от интерьеров и заканчивая качеством процедур на самом высоком уровне. Последний глоток комфорта - жадно и залпом...

...вкусный ужин, горячий душ, сладкий сон на белоснежных простынях. Мне снится снег на пиках Тянь-Шаня...

День 2: 38 Попугаев

Утром 25 мая, после чудесного завтрака в отеле состоялось наше знакомство с группой, в составе которой оказалось всего 5 человек:

Александр Виноградов - гид и организатор, большой поклонник и знаток Киргизии, уроженец Санкт-Петербурга;
Бек Булат - (что означает Железный Князь) наш кыргызский водитель и неоднократный спаситель;
Павел - неутомимый путешественник и просто прекрасный человек из Подмосковья;
Максим - мой старинный муж и новый соратник по путешествиям;
И я - меня вы знаете :)

Сегодня наш путь лежит в заповедные окрестности высокогорного озера Сонкёль, расположенного на высоте 3016 метров над уровнем моря в Нарынской области. Ехать далеко и долго, так что по дороге нас ждут остановки в различных интересных, знаковых и просто красивых местах.

Башня Бурана

Начинаем с одного из самых значительных культурных и археологических памятников прошлых лет, внесенной в список ЮНЕСКО Башни Бурана, расположенной неподалеку от города Токмак на территории Бурановского городища. Башня представляет собой восстановленный и реконструированный минарет высотой 25 метров, оставшихся от 48 изначальных. Когда-то она была частью обширного комплекса зданий, макет которых можно увидеть в расположенном поблизости музее. Попасть внуть можно было по мосту, расположенному на уровне второго этажа. Сейчас ко входу ведет железная лесенка, откуда уже можно обозреть окрестности. Для самых пытливых есть возможность подняться на вершину башни по узкой спиральной лестнице внутри. Там довольно тесно, так что разойтись встречным не получиться, а давящая темнота и крутость ступеней дарят ни с чем несравнимое ощущение клаустрофобии. Зато на верхней площадке открывается простор, уходящий вдаль до самых отрогов гор.

Музей Бурановского городища

Башня является частью археолого-архитектурного комплекса, куда входит также музей и археологическая зона. В музее представлены древние находки, собранные на всей территории современного Кыргызстана. Здесь можно увидеть следы самых первых поселенцев; хорошо сохранившиеся украшения, части оружия и упряжи караванов великого шелкового пути, а также многочисленные предметы религиозной символики, включая древние буддистские статуи. Под открытым небом располагается коллекция резных кенотафов, которые использовались при погребении представителей знати, важных, богатых и уважаемых киргизов, а также примеры массивных каменных жерновов, применяемых в водяных мельницах.

Водопад Кажерты

Дальше наш путь лежит в горы - утопая в бледной дымке, тянутся ввысь серпантины горных дорог. Делаем остановку и вверх по течению бурной реки пробираемся к водопаду Кажерты. Он располагается на высоте 2600 над уровнем моря; срывается в ущелье мощным потоком, шумный, разбухший от весенних паводков. Высота водопада 25-30 метров.

38 Попугаев

И вот последний перевал Тескей-торпок, высота 3133 метра, в народе его трогательно называют 38 попугаев. К нему по склону горы вьется живописный серпантин, не слишком, правда, напоминающий удава (длина которого в попугаях нам хорошо известна), но скорее похожий на длинный извилистый шрам. Здесь мы замираем. Выталкиваем из легких остатки городского смога; расправляем плечи (а хотелось бы крылья); пора перестроиться - позволить душе, сжатой в душных тисках повседневности, вслед за взглядом, ширится ввысь и вдаль. 

Юрточный лагерь

К озеру добираемся засветло. На этой высоте трава еще по-осеннему желтая, настоящая весна сюда не добралась. Скоро солнце напоит светом хромофоры трав и на пастбища сочных зеленых лугов потянутся бесчисленные стада лошадей, а за ними и туристы. Но пока что на обширном пустынном берегу можно разглядеть лишь 2 юрточных лагеря, один из которых принимает нас в качестве первых гостей. Юрты утеплены снаружи, а внутри установлена печка-буржуйка, так как по ночам температура может опуститься до нуля. Вопреки традиционному оснащению, здесь для комфорта туристов поставлены настоящие кровати с толстыми одеялами ) Немного абсурдно, особенно, если представить, что юрту вдруг унесет каким-нибудь мощным порывом ветра... и вот в котловине, обрамленной горами, на берегу озера, чья зеркальная гладь растекается на многие километры, посреди чистого поля, над которым вьются трели диких птиц, а вокруг ни души... дрыхнешь ты на своей кровати))) Однако, представление это чисто умозрительное и юрту, конечно, никакой ветер никуда не унесет. Пусть воет снаружи, пока мы уютно дремлем в тепле и комфорте. Назавтра нам обещали прогулку на конях.

День 3: Дикий Ужас

Холодным языком лижет щеки морозное утро. Дрова в буржуйке давно прогорели и воздух успел остыть до наружной температуры, где трава покрыта серебристой патиной измороси. Туалет по-деревенски неприхотлив, кренится на отшибе опроставшимся бомжом; а водица в умывальнике-мойдодыре свежа до боли - потреплешь за носик, раздобудешь пару студеных капель. Бодрит. Воздух прозрачен и чист, вокруг простор, тишина, лишь только птицы, да нехитрые приветствия. Согреваемся горячим чаем. Этот день отведен на отдых и адаптацию к высоте - ни в том, ни в другом мы ничуть не нуждаемся. Нам, мил человек, подавай-ка развлечений да впечатлений, седлай коней! 

Дикий Ужас

Лошадок у хозяев всего две, а стада на выпас не поднялись, других взять негде. Так что конный маршрут отменяется, остаются лишь покатушки в порядке очереди. Первый конь для мужа - мирный, послушный, под седоком чуткий, радость а не конь. Второй норовистый, темной масти, отловили его с вольного выпаса, оседлали, идет юзом, морду воротит. Первого кличут Школьник, второго - Ужас. Про него хозяева говорят "Опасный" и с повода не спускают. Так и идем как дети на поводу, гуляем вдоль озера. Час идем, болтаем с хозяйским сыном, для него русский не родной язык, понимаем друг друга через слово. Прошу: отпусти коня, но не пускают: "опасно, опасно". Скучно. В который раз смотрю на поводыря тоскливо - Пусти! И он отпускает...
И в это мгновение мой конь, мой дикий, неистовый Ужас пускается с места в безумный галоп. Эх, как метко кто-то дал ему имя. Не признает седока, не слушает ни слов, ни удил. Заходится мой конь в бешеной скачке - остановлю, отдышусь и по новой рвется, так что руки трещат от боли, дрожат сведенные судорогой побелевшие от напряжения пальцы. Отпускаю луку, матерясь, со всей дури тяну чертов повод, сама в мыле не хуже коня. Встал, гарцует на месте, ведет дико безумным глазом, с хриплым дыханием летят изо рта хлопья пены. Неукротимый как сила природы, мой прекрасный дикий Ужас, я сдаюсь. Воспользовавшись передышкой спешиваюсь и под уздцы веду его обратно на нетвердых трясущихся ногах. Вот так-так, покатушки. Воля без оков и без барьеров.

Петроглифы Сонкёля

Уравновесим день чем-нибудь спокойным, например небольшой экспедицией в окрестные горы с исследовательским подтекстом. Хозяйский сын-подросток Азамат вызвался нам провожатым. Славный малый, общительный и добрый - забегает вперед, чтоб находить для нас древние наскальные рисунки - геоглифы. Средь поросших бурой травой холмов драконьей чешуей прорываются на поверхность пласты охряно-рыжих и обсидианово-черных скальных структур. По зрительной геологической оценке это вулканический базальт. На его плоской блестящей поверхности можно обнаружить изображения животных (в основном то ли коз, то ли косуль), охотников с копьями и даже нечто странное, похожее на гриб или летающую тарелку (привет уфологам!)). Сквозь трещины в глинистой почве пробиваются к свету низкие соцветия лиловой горечавки и канареечные головки горных тюльпанчиков, таких миниатюрных, что даже жена сурка побрезговала бы эдаким подношением. С высоты обозревается вся окаймленная воротником гор плоскость долины Сонкёля, с переходящими друг в друга зеленым, синим и белым, обесцвеченными белесой дымкой, как хорошо выстиранные портки чистоплотного бедняка. Северная часть озера все еще скована льдом - белый цвет принадлежит ему, но вскоре он отступит под напором горячего летнего солнца. Пожалуй, стоит его навестить.

Песнь льда

Площадь озера Сонкёль, или Сонкуль, 278 км², а размеры 27 × 16 км. На его южной стороне, где приютились белые шапочки юрточных лагерей, весна вступила в свои права и над освободившейся ото льда синей гладью вовсю парят-галдят птицы-рыбаки. Едем по окружности восточной стороны мимо желтеющих цветами полей до самой осени и упираемся в зыбкие болотистые кочки. Дальше машине ходу нет. Хотели бы прогуляться по ледяному насту, но не выйдет, тонны льда раскрошились на мельчайшие фракталы, он разгулялся в прощальном весеннем хороводе; кружат водные вихри дивные вальсы под звенящий оркестр крошащихся льдинок. Пленительная неземная музыка. Сидеть и слушать, слушать.

День 4: Дорога дальняя, гостиный дом

Утром после завтрака оставляем безмятежный Сонкёль шептать sotto voce свои песни безбрежному и безмолвному небу. Наш путь лежит на Таш Рабат. Мы покрываем великие безлюдные пространства между патогенами цивиллизации, к которой у Киргизии, сдается мне, обнаружился стойкий иммунитет.

Перевал Молдо Ашуу

Так что в отличие от потрепанных поселений урбанистического типа, по-настоящему греют сердце стихийные очаги человеческо-анималистических сообществ, возникающие сезонно в долинах тучных пастбищ. Один из таких оазисов находится на склоне перевала Молдо Ашуу. Наш торжественный спуск оглашается громогласными фанфарами ослиного рева - здесь завязалась потешная баталия, инициированная одним из ишаков. В попытке куснуть другого за пятую точку он поднял нешуточный переполох - пыль столбом и шум коромыслом)). Когда беготня прекращается и пыль оседает можно спокойно оглянуться вокруг. Наконец-то, табуны. Долгожданное лошадиное царство. На пестром покрывале щедро унавоженных полей мирно щиплют травку кони всех мастей и расцветок. И серый как вечер, и бурый как душа земли и даже медно-золотой диснеевский Спирит. Лоснятся мощные крупы кормящих кобылиц, вокруг по тесной орбите, длинногими тенями резвятся жеребята. В одной из юрт хлебосольные хозяева угощают нас домашним кумысом. Вкус у него насыщенный, а запах острый и пикантный как у хорошего сулугуни. Чем дольше бродит кумыс, тем больше в нем алкоголя - сначала, как в квасе, а потом и как в крепленом вине. Нам разлили совсем еще свежий, оттого и вкус у него был нежный, сладковатый. Это, что назвается, "Must Taste"!

Кошой-Коргон

Минуем кряжистый низкорослый Нарын, чтобы посетить еще один обломок древних лет, руины крепости Кошой-Коргон. Гнет времени и многовековые надругательства бесжалостных ветров и дождей над крепостными стенами оставили на месте укрепленного города лишь оплывшие пеньки крохкой глины. Более интересен расположенный неподалеку этнографический музей, где представлены в том числе и экспонаты, обнаруженные археологами при раскопках городища. Там же можно увидеть строение традиционной юрты, фотографии, отражающие культурные особенности кыргызской народности, а также, безусловно, многочисленные древности, включая геоглифы и кенотафы. Соседнее здание занимает картинная галерея с произведениями живописи в национальном стиле, в основном XX - XXI вв. 

Таш-Рабат

В отличие от Кошой-Коргона, построенный, подобно домику практичного Нуф-Нуфа, из камня Таш-Рабат сохранился до наших дней в превосходном состоянии, чего не скажешь об информации о нем. На вопрос когда он был построен сотрудница лишь пожимает плечами - кто его разберет? О том что это такое - тоже одни лишь предположения. Согласно самой популярной гипотезе, когда-то здесь размещался довольно нарядный караван-сарай (на куполе фрагментарно сохранились даже детали облицовки), где можно было покушать, отдохнуть или, допустим, засунуть в яму под громоздский булыжник какого-нибудь незадачливого преступника. Пытливым умам предлагаю ознакомиться с содержанием таблички, расположенной перед входом:

"Таш Рабат это караван-сарай Великого Шелкового Пути, 15 века. Он расположен на высоте 3500 м над уровнем моря. Историк и политик Мухаммад Халдар был первым, кто упоминул Таш-Рабат в своих трудах во второй половине 16 века, предполагая, что он был основан в 1405-1416 гг.

Здание было построено из камней, скрепленных глиняным раствором c герметизацией стыков гипсовым раствором. Фасад обращен на восток, здание возведено в форме квадрата. Угол восточной стороны стен укреплен башнями. Высота куполообразного строения 20 метров. Переход от четырехугольного каркаса к куполу осуществлен при помощи тромпа. Комнаты и купол оштукатурены алебастром и декорированы геометрическими узорами. Здание состоит из коридора, главного зала и 31 комнаты. Длина главного зала 9.32 м, ширина 8,35 м, а диаметр купола 9.30 м. Зал расположен в центре западной части здания и соединен с комнатами и малыми залами. Свет проникал внутрь сквозь отверстия в верхних частях комнат, которые также имели полукруглые крыши арочной формы."


Перевод авторский, оригинал можно посмотреть на фотографии в галерее (он слегка размыт). Описание изобилует данными, которыми можно разжиться самостоятельно, проведя беглый зрительный осмотр. Историческая же справка прискорбно скаредна. Однако, это нисколько не преуменьшает ценности культурного объекта, ввиду практически полного отсутствия конкуренции по части архитектурных древностей.

Гостевой дом Сабрбек

На зелени склонов в окрестностях Таш-Рабата мирно пасутся стада овец вперемешку с козами. Общую идиллию дополняет возможность остановиться в гостевом доме, где присутствует такая роскошь, как баня) Дом и хозяин носят одно имя - Сабрбек, что значит Терпеливый Князь. Местечко довольно популярное и принимает гостей из всех уголков мира. Несмотря на заезд до начала сезона, недостатка в жильцах не ощущалось. Были и русские, и поляки, и даже залетный австралиец, сотрудник миссии ООН в Ираке. Туалет все еще на улице, но зато комнаты оснащены отопительными батареями. Ну а банька - это вообще что-то запредельное! В такие моменты понимаешь как относительны ценности и как на их значимость влияют условия дефицита ))

День 5: Опасные тропы

День начался с того, что я обнаружила отсутствие, или не обнаружила присутствия (что не изменяет прискорбия ситуации) теплых штанов в недрах своего тщательно уложенного рюкзака. Тот случай, когда дырявая голова становится тождественна отмороженной попе. Ибо в этот день мы направляемся за пределы снеговой линии, на головокружительный перевал Таш-Рабат.

Перевал Таш Рабат

Треккинг 28 км в горы всегда лучше преодолевать верхом, тем более, что лошадей хватает на всех, включая проводника. В этот раз конь хоть и мирный, а все же моими навыками управления не впечатлился, у него, видимо, имелись дела поинтересней, чем катать слабо преспособленных к доминированию барышень. Пришлось проводнику вести его за собой на поводу. После пережитого ранее возражений у меня не нашлось)) Так и шли большую часть пути. Сначала по долине, потом и по теснине, вдоль реки, что сперва весело бежала, звенела ручьем, но чем выше, тем больше обрастала коварной ледяной коркой. И вот стены стремнины сузились настолько, что дальнейший путь стал возможен только по насту - но проверять насколько глубока проснувшаяся под ним река охотников не нашлось. За провожатым выбрались вверх на кручу, а там, по самому краю, узкими зыбкими лентами стелятся козьи (овечьи?) тропы. Местами осыпались, местами размылись, слева лишь ветер - ему раздолье, а вот невезучему ездоку верная смерть. Остановись воображение, не сжимай в кулаке трусливое сердце!
Вскоре пошли поросшие жесткой бурой травой склоны, заметно похолодало, а там и снег. Начинался белыми кляксами в низинах, а после расстелился кипенным ковром, погреб под собой все стежки и тропы. Проводник напрягся - осторожно выбирает, разведывает путь. Мой конь дернулся вдруг в сторону и ушел в сугроб по самую грудь. Преодолели каверзный участок, а впереди новые препятствия - предстоит пройти по крутому склону. Вся его поверхность состоит из дробленых камушков, кое-где заботливо укрытых снежком, а наклон - градусов 15. Теперь ветер шепчет справа, а обзор - мама не горюй! Козьи тропы это была демо-версия, а тут даже тела не достанут. Камушки катятся вниз, шур-шур-шуршат, а снежок скручивается в рулетики длинные-предлинные, они все катятся вниз и нечему их остановить. Какой первозданный трепет, до самых шевелящихся волос.
На перевале привязали коней. Накрывшая нас белесая муть, наконец, разродилась и осыпалась белым конфети снежных хлопьев. Для лучшего обзора нужно подняться выше на самый гребень горы.
Недобоялась, девочка? Трепещи на зыбких камушках, на вертикальных склонах. Не доверишься лошадке, ни за что не уцепишься. Кляни "сусанина"-гида, молись своим и чужим богам - ползи. А заодно дыши жадно полной грудью! Как же жизнь драгоценна, когда от смерти лишь один неосторожный шаг...
А наверху - награда, достойная всех преодоленных трудностей, всех страхов и сомнений - умопомрачительный вид на небесное озеро Чатыр Кёль. Это третье по величине озеро в Кыргызстане, его площадь 175 кв.км. В него не впадает и из него не вытекает ни одна река. Находясь на высоте 3530 м над уровнем моря, оно, дитя гор, кормится талым снегом могучих вершин. А за ним, за Торугартским перевалом уже Китай, Синьцзян-Уйгурский автономный район. От нас до Кашгара по прямой всего 140 км.

День 6: Сказки о волках и ирбисах

Близость Великовго Шелкового Пути навевает мысли о караванах. О днях, неделях, месяцах на верблюжьем горбу. Я же, выжив на Таш-Рабате и проведя восемь часов в седле, не прочь на денек превратиться из отчаянного путешественника в капризного туриста. Как удачно сложилось, что обстоятельства полностью совпали с желаниями и теплое комфортное нутро автомобиля готово приютить утомленных путников в долгой дороге.

Наш путь лежит в приграничный регион Нарынской области, в долину Ак-Сай и юрточный лагерь Кок-Кыя, откуда можно предпринять треккинг к высокогорному озеру Кёль-Суу. Это закрытая, охраняемая территория, для проезда на которую необходимо оформлять специальный пропуск. Делать это желательно заранее через аккредитированные агентства.
На обратном пути снова минуем Нарын. В который раз стоически воздержавшись от дегустации, ставшего в наших кругах почти легендарным, национального супа ашлямфу, активно пропагандировавшегося нашим гидом, мы решили посетить местный рынок. Среди довольно скромно оборудованных торговых рядов млели на солнце фрукты, овощи и недружественные к фотографированию продавцы. Черешня по 100 сом за кило спело лоснилась бордовым боком. Неподалеку от рынка также был обнаружен тандырщик, засевший с маленьким чумазым помощником за батареей ароматных хлебных дисков. Закончив нехитрые закупки, можем смело отправляться в путь.

А дорога - что сказка, оторочена горными кряжами. Впадины высоких гребней белы от снега, а подошвы поросли густой малахитовой хвоей. Мы проезжаем реки, где вода - лазурь и бирюза, и реки, где в хрустальном журчании мочат ноги могучие яки. Мы минуем ведомые хмельными от кумыса мальчишками табуны, живописные серпантины и бесконечные зеленые долины, от красоты которых захватывает дух. В юрточный лагерь Кок-Кыя прибываем засветло. Тут мы тоже первые туристы и даже юрты еще не установлены до конца. 

Пока установка юрт и туалетов в разгаре, а до ужина далеко, нас приглашают в вагончик семьи на кыргызское чаепитие. Я говорю кыргызское, потому что это не совсем чаепитие в нашем понимании, а по сути - настоящее застолье. На столике, в теплом и уютном помещении, с легкой руки гостеприимной Ак Морал, как по волшебству, возникают сладости, варенье, гоный мед, чай и даже свежеиспеченный тут же на сковородке горячий хлеб. Разомлевши от угощения и печного жара, слушаем истории, которыми делится с нами радушная девушка. Вот, например, недавно местный мергенчи подстрелил волчицу, у которой было четыре щенка. Щенков он забрал себе, кормит молоком, растит, а для чего? - непонятно. А вот тела волчицы не нашли, может она ранена, а если выдюжит, то того и гляди начнет мстить. А мстят волки с размахом - забредут в отару и вырежут поголовье. Обычно они держаться от людей подальше, охотятся в основном на сурков и диких козлов. Только в голодное время нападают на домашний скот, в год на их совесть ложиться в среднем 50-70 парнокопытных душ. Хотя недавно был год (то ли прошлый?), когда загрызли около 200 овец. Волки тут крупные, черные - охота на них всегда открыта. Неподалеку и дом охотника, что держит волчат, можно наведаться, если повезет застать его. Еще в местных горах недавно обнаружили особь снежного барса. Это великолепное краснокнижное животное предпочитает высокие горы и одиночество. Защитный окрас делает его почти невидимым на фоне окружающей природы. Он сливается с деревом так основательно, что лишь движение позволяет заметить его присутствие. Надеяться на встречу с ирбисом было бы слишком смело, увидеть бы волков!

Долина реки Ак-Сай

До заката еще не меньше двух часов, самое время исследовать окрестности. По пойме реки Кек-Кыя движемся в сторону каньона - река разливается ручьями, где-то мелкими и широкими, где-то бурными и глубокими. Перейти на другую сторону, не замочив ног - это квест для упертых и терпеливых) Шагаем уже минут 40, когда навстречу из тени нависшей над каньоном скалы появляется силуэт всадника. Шагает медленно на понуром коне, возвращается с выпаса. Хотели разузнать у него о мергенчи, что держит волчат. Совпало удачно, что он это и есть. Так точно, говорит, четыре черных волченка, молочных еще. Зачем держит? Дык продать, когда подрастут. А кому и зачем? В зоопарк или охотникам, натаскивать псов, чтоб волков не боялись. М-да, незавидная сиротская судьба - было горе, а будет беда. Можно ли посмотреть? Чего ж нельзя, вон тот дом, завтра ждите меня напротив, подвезу, да покажу, говорит. Взял авансом 2 пачки сигарет, посулили назавтра пузырь, коль не обманет. Не обману, говорит, мое слово мужское, твердое. На том и порешили.

Пока шли, пока болтали, солнечный луч пошел по косой, оранжевым сполохом подсвечивая фактурные громады скал. Как говорят фотографы, наступил заветный "Golden hour". Или, как писал таинственный Кастанеда: 
"Низкое солнце, косыми лучами освещало западные склоны пиков, рассекая казавшуюся монолитной стену тёмного камня, слепящей сеткой золотистых отражений.."
Хотя в нашем случае это был рыжий песчанник с резной абстракцией впадин и выпуклостей, напоминавший замки и крепости из прибрежного песка. Внизу рваным шрамом лежал узкий длинный каньон, утонувший в глубокой тени. Меня выманили оттуда на кручу северного холма, где отдав должное видам, мы отправились в обратный путь. Горы, снежные шапки и белоснежные облака - впереди, вокруг и внизу, в водных зеркалах растрепанных прядей реки. И воздух как родниковая вода, надышаться бы.

День 7: Купание серого коня

К утру тепло юрты почти развеялось. Я слышу, как ко внешней стене подошли лошади, рвут траву, жуют, звук такой насыщенный, сочный. Когда первые лучи просочились под дверь, на трубу вспорхнула пичуга и заливисто ржет конем. Имитирует со знанием дела, чудная птица. По сложившейся традиции, завтрак накрывается к 8 утра, едим что хозяйка подаст. Этот день посвящен походу на высокогорное ледниковое озеро Кель Суу - вверх по реке, на высоту 3500 м.

Бурные воды

Кони нам достались все разные - и по цвету и по характеру. Мой гнедой, золотисто-рыжий, у Павла - бело-коричневый пятнистый тобиано, а у Макса серый, как предрассветный сумрак. Максимким самый резвый, они то и дело исчезают из виду, уходят то в рысь, то в галоп. Пытаюсь погнать своего, но он в ответ лишь громко пускает газы. Так неспешным аллюром и движемся по полям, холмам, через рвы и тонкими тропами по склонам. В речной долине сквозь витые потоки нужно отыскать брод на ту сторону, а чем выше, тем глубже и беспокойней беснуется Кёк-Кыя.

Вот Бек идет наперекор воде, за ним Павел, но взял чуть правее и конь уже в воде почти по самое седло. В этот миг кидаю взгляд на Максима. Он в двух десятках метрах выше, выбрал узкий поток, где вода так и клокочет. Понукает коня, тот делает шаг... по колено, потом и по грудь и вдруг как-то сразу уходят под воду и конь и всадник. Замерла, растерявшись. Бесконечное мгновение спустя на поверхности появляется ярко-желтый рюкзак, Макс спешивается прямо в воде, а конь, наконец, обретает опору и они выбираются на покинутый было берег. Река - Максим 1:0.

Только вчера мечтал скупнуться в прозрачной прохладной водице и вот уже стоит бодряком, жертва исполнения желаний ) Павел с Беком благополучно перебрались на другой берег и группа разделилсь. Мы втроем - Я, Саша-гид и насквозь промокший купальщик, с тремя конями, один из которых глубоко шокирован и безнадежно влажен, остались мерковать что же делать дальше. Набравшая воды одежда исходила унылой слезой на грязной бурой травке. Игривый студеный ветер гонял табуны мурашек по обнаженному торсу моего продрогшего мужа. Солнце спешило в зенит.

Возвращение блудного туриста

Доехали до ближайшего домишки, а хозяев нет. Развесили одежду на заборе, поделилась своей, отдала что было можно. Вскоре стало ясно, что ни ветру, ни скупому солнцу с сушкой не справиться. Так и отправился наш герой в обратный путь  - в куцей куртке с коротким рукавом, высоких голубых гольфах, без обуви и в труселях, которые еще исхитрился где-то порвать, так что они зияли дырой на причинном месте. Потом рассказывал, как мчал голопом, придерживая одной рукой свои окоченевшие до звона бубенцы. Местные-то, поди, такого лихого есаула еще не видали)) 

Озеро Кёль Суу

Тем временем, мы потихоньку пошли в сторону озера. Александр предлагал бросить игрища с рекой и пойти на озеро по правой стороне. Репутация его как проводника, надо сказать, была уже подмочена на Таш Рабате) На предложенном пути вздымались крутые склоны, лихие откосы и подозрительно отсутствовали даже намеки на следы и стежки. По левую же сторону вырисовывалась четкая линия истертой сотней ног пологой тропы. Между купанием и падением, останавливаю выбор на первом)

От сокровенного озера нас отделяет нагромождение камней, через которые сквозь лазейки, трещины и щели рвется наружу многотонный напор воды. Здесь уже не ручьи, но пороги и водопадики, курумы и гигантские глыбы - поток за потоком мы перебираемся на проторенную тропу. На последний перевал выкарабкиваемся как белые люди комфортно и безопасно. За ним, в чаше отвесных скал покоится Кёль Суу. Позже оно напьется ледниковых вод, поднимется и станет пронзительно-голубым, ранее было мелким и белело меловым молоком, а нынче стынет болотно-зеленым чаем Матча. Низкая вода обнажает потаенные порталы гротов; иззубренные грани расселин бьют и ласкают струи ниспадающего с вершины водопада исполинской высоты.

Соласно местной легенде, древний великан, по совместительству, как водится, герой, взбунтовался против китайской монополии на водные ресурсы. На борьбу с бесчинствующим повстанцем-переростком жадными китайскими чиновниками был направлен лютый, наводящий ужас на менее доблестных сограждан дракон (естественно). Завязалась чудовищная битва, весть о которой не дошла бы до наших ушей, достанься победа свирепому ворогу, а не нашему бравому герою. Поправ китайскую рептилию, он схватил огромную тяпку и отсек ею макушку близлежащей горы, подарив угнетенным киргизам этот евероятный по красоте водоем.

Разбавим выдумки нехитрыми фактами: Кель Суу означает "Приходящая вода", а стало быть и уходящая. Подземные пещеры и гроты пьют жадно и порой выпивают его до самого дна. Ширина озера варьируется от 500 м до 2000 м в самом широком месте, а длина его составляет аж 9 км. Озеро вьется между скал длинной водяной змеей, и с места, где собираются туристы, видна лишь его малая часть. Потому летом многие кучкуются в очереди на единственную лодку, которая позволяет углубиться в исследование его обворожительных протяженностей.

Для таких ранних путешественников как мы лодки не нашлось. Только Бек с Павлом отдыхали внизу, да две их лошадки мирно пощипывали сухую травку. Довольно скоро, особенно учитывая растояния, прискакал и Максим в сухой одежде. Пора было возвращаться, чтобы успеть на встречу с волчатами.

Слово мужика

Обратно шли более резво, видно кони и сами спешили домой. Даже мой Пердунчик вдруг перешел на галоп, позволив наезднице насладиться бесшабашностью лихой езды и вольным ветром. Пообедав, отправились на запланированную встречу. Сидели долго, гуляли, пытались добраться до одиноко белеющего домика, выискивая броды. Все тщетно. Не пришел мергенчи, ни за обещенный пузырь водки, ни за слово свое мужское. Досадно(

Хлеба и Зрелищ

Зато слово женщины оказалось крепко и Ак Морал, как и обещала, открывала нам секреты изготовления своего изумительного хлеба. Мастер-класс устроили прямо в нашей юрте - печку раскачегарили кизяком, чтобы быстрее получить нужный жар. Тесто было заготовлено заранее. Плотно обступив жаркую буржуйку наблюдали за чудом превращения липкой бледной массы в румяный ароматный кругляш. Кому интересно, ловите рецепт:

Для теста развести муку, соль, дрожжи с теплой водой до полужидкой консистенции и дать настояться 3-4 часа в теплом месте, чтобы тесто поднялось. Жарить на сухой раскаленной сковороде на высокой температуре. Когда снизу лепешка поджарится, то на печку положить камень и сковороду перевернуть лицом книзу, уперев в камень одним из крев. Периодически подкручивать для ровного пропекания.

Приятного аппетита! )

День 8: Дорога на Иссык-Куль

Похожие блоги BLOGS